05.28.2014

Костин: когда на частные компании давят - чудовищно!

Президент России Владимир Путин в рамках открытия Петербургского международного экономического форума сделал массу заявлений, что, естественно, заставило представителей крупного бизнеса сделать свои выводы. О первых впечатлениях нам рассказал президент-председатель правления "Банк ВТБ" Андрей Костин в эксклюзивном интервью нашему каналу.

Президент России Владимир Путин в рамках открытия Петербургского международного экономического форума сделал массу заявлений, что, естественно, заставило представителей крупного бизнеса сделать свои выводы. Андрей Леонидович, хотел бы начать с мероприятия, которое значилось первым номером в президентской программе дня – встреча бизнеса с Владимиром Путиным. Что вы услышали важного как представитель российского бизнеса?

На встрече в основном выступали представители зарубежных компаний. Нынешний диалог, он как бы продолжил диалог прошлого года на питерском форуме и тот диалог, который состоялся в рамках встречи "Двадцатки", которая проводилась здесь, в Санкт-Петербурге, между бизнесом и лидерами ведущих двадцати стран.

В целом бизнесмены презентовали позиции по разным направлениям, это включая инвестиции, энергетику и развитие занятости. Это и вопросы финансовые - стабильности финансового развития. Разговор был в форме диалога, потому что президент реагировал на каждое выступление.

Он профессионально подготовлен действительно, и я думаю, во многом это очень позитивный диалог, потому что он помогает нашим гостям форума, прежде всего и иностранным, хотя и присутствовали и российские бизнесмены, с тем чтобы лучше понимать, доносить точку зрения до президента непосредственно, получать ответную реакцию. Вот такой диалог, значение его трудно переоценить.

Я так понял, для бизнеса, особенно западного, это была даже обнадеживающая встреча?

Безусловно. Вообще, президент очень конструктивно настроен. Он сегодня рассказывал и на бизнес-встрече, и позднее в своей центральной встрече о тех мерах, которые правительство планирует принять по поддержанию экономического роста в стране. Очень спокойная реакция на международные события, взвешенная очень, твердая. И конечно, оптимистический взгляд на будущее, и в том числе и на будущее нашей экономики.

Когда вы встречаетесь с представителями зарубежного бизнеса, они понимают, что происходит, они верят в то, о чем говорит президент?

Бизнес понимает очень хорошо. Я встречался с одним ведущим итальянским банкиром, позиция такая: мы понимаем, что Россия делает на Украине, но мы не понимаем, что там делает Америка и Западная Европа. То есть, я бы сказал, даже такой иронический взгляд на деятельность собственных правительств, на деятельность американской администрации.

Я думаю, что бизнес точно уже не делает, не политиканствует в этих вопросах, и конечно озадачен позицией, которую их правительство заняло, и даже в отношение форума, потому что давление было огромное. Мы из уст руководителей, тех, которые приехали, это во многом вторые лица, но есть и первые лица, это слышали. Мне кажется, это чудовищная вещь в условиях демократического государства, когда на частные компании оказывали давление, чтобы они не ехали куда-то и не выступали.

Многие считали, что на форуме могли были быть объявлены какие-то серьезные структурные реформы, мол, время уже пришло. Те меры, о которых говорил президент, кажутся ли вам достаточными на данном этапе?

Мне кажется адекватные тем возможностям, которые у страны есть. И президент среди первых назвал структурные реформы. Он сказал о структурных реформах экономики, и, как следствие, структурных реформах экспорта. Давайте не заниматься самоуничижением, и тот факт, что Россия сегодня является крупным экспортером углеводородов и других природных ресурсов, в общем-то, играет не самую плохую роль на сегодня и является недостатком.

Контракт, который был подписан сейчас с Китаем, еще раз показывает, какие большие возможности у России по развитию именно этого направления как фактор для развития всей страны, и включая Восточную Сибирь, Дальний Восток, это очень важные факторы. Но президент об этом говорил.

Он говорил о мерах государственной поддержки, и о государственных инвестициях в структуру, о вопросах развития государственного и частного партнерства. Конечно, речь шла и о гарантиях правительства, речь шла и о представлении специальных инвестиционных кредитов, о достаточно низкой ставке, опять же при содействии Центрального банка здесь.

Речь шла о докапитализации банковского сектора здесь, куда входят крупнейшие российские банки. Все эти меры, безусловно, позволят повысить возможности нашего банковского сектора, нашей финансовой системы, повысить ее стабильность. А это, как известно, двигатель, я называю всегда, сердце экономической системы.

Здесь важна очень поступательность и последовательность принятия решения. Поэтому нужна политическая воля руководства, для того чтобы эти вопросы как бы развивать и дожимать до их конечного результата позитивного.

Вы руководитель большой корпорации. Как ВТБ сейчас будет строить свою стратегию? Недавняя поездка президента в составе большой делегации в Китай для многих стала знаком того, что мы медленно, но верно разворачиваемся, а это первый заметный шаг в нашем движении на Восток. Меняете ли вы что-то в своих приоритетах теперь?

Я думаю, что мы все вынуждены сегодня по-новому осмыслить наши взаимоотношения с Западом. Российский банковский финансовый сектор, действительно, уже два десятилетия старается и старался развивать, двигаться к открытой системе, к системе тесного взаимодействия с западными странами, с Соединенными Штатами. И политика нашего правительства - снятие ограничений хождения валюты, все это было направлено на то, чтобы Россия могла свободно вовлекаться в глобальную систему.

Страшно, что, при желании Соединенных Штатов использовать эти экономические и финансовые рычаги для достижения своих политических или даже геополитических целей, оно сегодня подрывает доверие к этой глобальной системе. И это очень серьезное на самом деле разочарование, я бы сказал, и проблема, которую мы сегодня ощущаем. Нам нужно делать выводы из этого всем. И то, что каждый день нам угрожают санкциями в отношении банковского сектора, а это очень серьезная вещь.

Мир изменился, сегодня баланс сил, экономических прежде всего, меняется в сторону Китая, стран БРИКС, России и других государств. Поэтому такие вещи, как внедрение расчетов рубль-юань, в уже в 90-миллиардной долларовой торговле между Россией и Китаем, который с этого года должен удвоиться и составить 200 миллиардов, и другие вещи, позволят создать альтернативные, может быть, финансовые системы какие-то и архитектуру, которые, конечно, не заменят доллар завтра, но позволят жить в многополярном мире.

Отсюда мы говорим про расчет в национальных валютах, отсюда мы говорим про создание самостоятельной расчетной системы, которая обслуживала бы кредитной карты, потому что не мы это начали, к сожалению, но мы столкнулись с позицией, когда нас просто вынуждают об этом думать.

Здесь не надо тоже брать через край. Нам все нужны сегодня системы "Виза" и "Мастер". И мое мнение, что, допустим, закон, который принят был Госдумой, он избыточен, он создает проблемы сегодня для Центрального банка и правительства по урегулированию вопросов с иностранными платежными системами. Но я думаю, пока еще маневр в рамках закона остается, слава Богу, что не приняли более жесткий.

Но нам не надо себе наносить удары собственной рукой. Мы должны очень спокойно, взвешенно оценивать ситуацию и действовать исходя из наших собственных интересов. А наши собственные интересы сегодня не предусматривают отказ моментальный от услуг "Визы" и "Мастер-карты".

5% от населения страны, это 7 миллионов, и это люди, которые выезжают и которым это нужно. А раз нужно для наших людей, надо это делать. Хотя мы ведем параллельную работу, и уже 15 мая группа ВТБ была первой, которая достигла соглашения с другой системой, которая позволяет объединить уже более 300 банков в одну систему расчетную. Это 45 тысяч банкоматов, это более 50 точек продаж, где кредитная карточка, уже имитированная ранее, сегодня может быть использована без того, чтобы выходить за пределы нашей страны.

Это в определенной степени прототип будущей национальной расчетной системы, которую мы, конечно, будем создавать, но ее доступ на мировые рынки займет значительное время еще. И здесь тоже не должно быть иллюзий на этот счет.

У вас хорошие контакты с китайской национальной платежной системой? Может быть несколько слов об этом расскажите, хотя мы об этом с вами как-то говорили.

Да, у нас давние взаимоотношения. Да, мы единственный банк, который работает в Шанхае. Мы крупнейший сегодня банк по торговле юаней. В год где-то порядка 600 миллионов долларов эквивалент. Достаточно большой объем. Самый большой, наверное, который кто-либо из российских банков делает. Мы начали сегодня расчеты через наш шанхайский банк тоже в рублях и в юанях.

Мы, в принципе, выстроили систему расчетов в национальных валютах. И вот наше соглашение, которые было подписано в ходе визита президента Путина в Шанхай, мы подписали с Банком Китая. Одна из основных тем этого соглашения - это как раз развитие расчетов в рублях и в юанях. И мы будем это делать, мы к этому готовы, и мы считаем, что это очень важное направление нашей деятельности, которое с перспективой еще таких проектов, которые мы сейчас видим.

Беседу провел экономический обозреватель ТК "Россия-24" Алексей Бобровский.

1349 слов
28 мая 2014
Вестифинанс.ру
VESFIN
Русский
© 2014. VGTRK. All Rights Reserved